За более чем десятилетие работы на рынке юридических услуг городов Москвы и Санкт-Петербурга партнёры и юристы нашей компании накопили уникальный опыт в решении практических вопросов, возникающих в процессе деятельности юридических лиц.
Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа
от 20 апреля 2009 г. N А56-17502/2008

Федеральный
арбитражный
суд
Северо-Западного
округа
в
составе
председательствующего Подвального И.О., судей Бурматовой Г.Е., Мунтян Л.Б.,
при участии от закрытого акционерного общества "Промышленные компьютерные
технологии" Волкова М.Ю. (доверенность от 11.06.2008), от Управления Федеральной
антимонопольной службы по Санкт-Петербургу Кондратенко М.И. (доверенность от
25.02.2009 N ОВ/1152), от закрытого акционерного общества "Научно-производственный
концерн "ПРОМЭЛЕКТРОНИКА" Иванова К.В. (доверенность от 11.07.2008 N 96),
рассмотрев 20.04.2009 в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого
акционерного общества "Промышленные компьютерные технологии" на постановление
Тринадцатого арбитражного апелляционного суда 20.01.2009 по делу N А56-17502/2008 (судьи
Тимошенко А.С., Зотеева Л.В., Савицкая И.Г.),
установил:
Закрытое акционерное общество "Промышленные компьютерные технологии
(далее - общество, ЗАО "ПКТ") обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и
Ленинградской области с заявлением об оспаривании решения Управления Федеральной
антимонопольной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (далее -
управление, УФАС) от 07.05.2008 N 05-210 о прекращении рассмотрения дела о нарушении
антимонопольного законодательства N К05-06/08 в связи с отсутствием в действиях закрытого
акционерного
общества
"Научно-производственный
концерн
"ПРОМЭЛЕКТРОНИКА"
нарушения пункта 1 части 1 статьи 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите
конкуренции" (далее - Закон).
Определением от 18.07.2008 на основании статьи 51 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) суд первой инстанции по заявлению
закрытого акционерного общества "Научно-производственный концерн "ПРОМЭЛЕКТРОНИКА"
(далее - концерн, ЗАО "НПК "ПРОМЭЛЕКТРОНИКА") и ходатайству ЗАО "ПКТ" привлек концерн
к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований
относительно предмета спора (том дела I; листы 91 - 92, 118, 169 - 170).
Решением суда от 15.10.2008 (судья Хохлов Д.В.) заявление общества удовлетворено,
оспариваемое решение управления признано недействительным, не соответствующим
положениям Закона.
Постановлением апелляционной инстанции от 20.01.2009 решение от 15.10.2008
отменено, обществу отказано в удовлетворении заявленных требований.
В кассационной жалобе ее податель просит отменить постановление от 20.01.2009
и оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на несоответствие выводов
апелляционного суда обстоятельствам дела, их необоснованность. Напротив, по мнению
подателя жалобы, выводы суда первой инстанции являются законными и обоснованными,
отвечают задачам и целям соответствующего правового регулирования. Заявитель считает,
что ЗАО "НПК "ПРОМЭЛЕКТРОНИКА" распространило ложные сведения о его деятельности
путем направления писем соответствующего содержания потенциальным заказчикам

общества, искажая юридически значимую информацию. Податель жалобы обращает
внимание, что указанные письма имеют непосредственное отношение к конкретной поставке
изделий, а их общий смысл со всей очевидностью свидетельствует о наличии в действиях
концерна признаков нарушения запрета, установленного пунктом 1 части 1 статьи 14 Закона.
При этом ЗАО "ПКТ" указывает, что никогда не признавало факт нарушения исключительных
прав ЗАО "НПК "ПРОМЭЛЕКТРОНИКА", а, напротив, оспаривает их наличие. Податель жалобы
считает ошибочными выводы апелляционного суда о том, что в своем решении от 30.03.2006
N 05-19 антимонопольный орган констатировал нарушение авторского права третьего лица
со стороны заявителя, а также о том, что общество не согласно с конкретными фразами,
содержащимися в письмах. В своих обращениях в антимонопольный орган и в арбитражный
суд податель жалобы указывал не только на конкретные фразы, но и на общий смысл писем.
Кроме того, заявитель обращает внимание, что обстоятельства дела, действия общества
и третьего лица (до оспариваемого по настоящему делу решения УФАС) были предметом
судебного исследования в рамках дела N А56-10221/2007.
В отзыве на жалобу концерн просит оставить ее без удовлетворения.
В судебном заседании представитель общества поддержал доводы жалобы, а
представители управления и третьего лица отклонили их.
Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.
Как видно из материалов дела и установлено судами, общество и концерн
являются конкурентами на общероссийском рынке компьютеров, используемых в морских
вычислительных комплексах.
Управление, рассмотрев дело N К05-109/05, возбужденное на основании заявления
концерна, приняло решение от 30.03.2006 N 05-19, признав в действиях общества
нарушение статьи 10 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении
монополистической деятельности на товарных рынках" (далее - Закон N 948-1), выразившееся
во введении обществом в оборот компьютеров ЭКНИС "Шкипер" и УМВК-18, используемых
в морских вычислительных комплексах, внешний вид которых сходен до степени смешения
с внешним конструктивным исполнением компьютера ПЭК-1000.18 производства
ЗАО "НПК "ПРОМЭЛЕКТРОНИКА" и этикетки (шильдики) которых совпадают до степени
смешения с этикетками компьютера ПЭК-1000.18 производства концерна (том дела I; листы
дела 32 - 36).
Это решение управления не содержит выводов ни о контрафактном характере
продукции заявителя, ни о наличии у концерна тех или иных исключительных прав на
охраняемые законом объекты.
На основании названного решения управлением выдано предписание от 30.03.2006 N
05/-999-11 (том дела I; листы 38 - 39) об устранении последствий нарушения антимонопольного
законодательства (статья 10 Закона N 948-1). Антимонопольный орган предписал заявителю
внести изменения во взаимное расположение основных дизайнерско-конструктивных
элементов лицевой панели монитора компьютера ЭКНИС "ШКИПЕР" и УМВК-18; внести
изменения в оформление этикеток (шильдиков) компьютеров ЭКНИС "ШКИПЕР" и УМВК-18,
расположенных на крышке лицевой панели изделий; в установленный срок представить в
управление для согласования конструкторскую документацию (сборочный чертеж внешнего
вида компьютера в части, отражающей внешний вид изделия со стороны лицевой панели)
на изделия ЭКНИС "ШКИПЕР", УМВК-18 и изображения этикеток (шильдиков) указанных
компьютеров.
31.05.2006 общество и концерн заключили соглашение о взаимных обязательствах,
согласно которому общество не будет реализовывать право на обжалование решения
и предписания антимонопольного органа (по делу N К05-109/05), исполнит данное
предписание в установленные сроки и обязуется не нарушать его в дальнейшем, а
ЗАО "НПК "ПРОМЭЛЕКТРОНИКА" не будет реализовывать право на предъявление к обществу
иска о взыскании потенциальных убытков, связанных с нарушением антимонопольного
законодательства. Указанным соглашением стороны свидетельствуют об отсутствии
претензий, связанных с фактом нарушения обществом антимонопольного законодательства,
при условии исполнения им предписания управления (том дела I; листы 43 - 44).
В июне - августе 2006 года общество представило в управление доказательства
исполнения
названного
предписания,
прекращения
нарушения
антимонопольного
законодательства. Управление письмом от 18.08.2006 N 05/2715 подтвердило факт

выполнения заявителем предписания от 30.03.2006 N 05/-999-11 (том дела I; листы 40 - 42).
В сентябре - октябре 2006 года ЗАО "НПК "ПРОМЭЛЕКТРОНИКА" направило
потенциальным контрагентам общества письма, умаляющие, по мнению общества, его
деловую репутацию: от 17.10.2006 N 894/10/2 - в адрес ОАО "Ярославский судостроительный
завод" и ФГУП ЦМКБ "Алмаз"; от 31.10.2006 N 928/10 - в адрес ОАО "Ярославский
судостроительный завод", ФГУП ЦМКБ "Алмаз" и ЗАО "Р. Е. Т. "Кронштадт"; от 22.09.2006 N
822/16 - в адрес Российского Морского регистра судоходства (том дела I; листы 45 - 49).
В этих письмах концерн указывал следующее:
"уведомляем Вас, что в отношении компьютеров ЗАО "ПКТ", несанкционированно
копирующих внешнюю конструкцию нашего компьютера ПЭК 1000.18, Управлением
Федеральной антимонопольной службы (УФАС) по Санкт-Петербургу и Ленинградской
области принято Решение N 05-19 от 30.03.2006, в котором признан факт недобросовестной
конкуренции со стороны ЗАО "ПКТ", выразившийся во введении указанных компьютеров
в оборот, что является нарушением статьи 10 Закона РФ "О конкуренции и ограничении
монополистической деятельности на товарных рынках" (абзац 4 письма от 31.10.2006 N 928/10
и абзац 4 письма от 17.10.2006 N 894/10/2);
"По существу, использование компьютеров УМВК, поставляемых ЗАО "ПКТ", может
рассматриваться как факт поставки контрафактной продукции" (абзац 6 письма от 31.10.2006 N
928/10);
"Однако мы до сих пор не имеем информации и подтверждения о выполнении
ЗАО "ПКТ" указанного предписания УФАС. Использование контрафактной продукции является
незаконным" (абзацы 7 и 8 письма от 17.10.2006 N 894/10/2);
"мы рекомендуем Вам, прежде чем принимать решение об использовании в Ваших
разработках и изделиях компьютеров ЗАО "ПКТ", требовать от поставщика представления
документов, подтверждающих исполнение Решения и Предписания УФАС, и проверять их
согласование нашей стороной, как Заявителем" (абзац 9 письма от 17.10.2006 N 894/10/2);
"Просим Вас информировать нас о фактах, связанных с поставкой компьютеров
производства ЗАО "ПКТ", и результатах вышеуказанной проверки, так как мы намерены
требовать изъятия из оборота контрафактных изделий" (последний абзац письма от 17.10.2006
N 894/10/2);
"При повторном обращении ЗАО "ПКТ" о сертификации изделий ЭКНИС "Шкипер" и
УМВК-18 с измененной конструкцией просим Вас запросить у ЗАО "ПКТ" документ Управления
Федеральной антимонопольной службы, согласованный с нашей организацией, как с
заявителем, о выполнении ЗАО "ПКТ" требований предписания N 051-999-11 от 30.03.2006"
(последний абзац письма от 22.09.2006 N 822/16).
Факт отправки указанных писем в адрес соответствующих лиц установлен судами обеих
инстанций и подтверждается материалами дела.
Названные обстоятельства послужили обществу основанием для обращения в
управление с заявлением от 06.12.2006 (вх. N 6141 от 07.12.2006) о признании в действиях
концерна нарушения пункта 1 части 1 статьи 14 Закона, выразившегося в распространении
ложных, неточных и искаженных сведений в отношении деятельности общества. В заявлении
общество также просит антимонопольный орган выдать ЗАО "НПК "ПРОМЭЛЕКТРОНИКА"
предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства и устранении
его последствий путем направления соответствующих опровержений, а также обязать концерн
в дальнейшем при информировании о наличии решения и предписания управления по делу
N К05-109/05 дословно указывать их резолютивную часть и информировать об исполнении
обществом в установленный срок этого предписания (том дела I; листы 21 - 28).
В письме от 07.03.2007 N 05/938 управление сообщило заявителю об отказе
в возбуждении дела в связи с отсутствием признаков нарушения антимонопольного
законодательства со стороны ЗАО "НПК "ПРОМЭЛЕКТРОНИКА". В обоснование данного
решения управление ссылается на письма концерна от 15.01.2007 N 111/16 и 112/16, в которых
данное лицо добровольно опровергло свои высказывания относительно контрафактности
продукции ЗАО "ПКТ" (том дела I; листы 29 - 30).
Вступившими в законную силу судебными актами по делу N А56-10221/2007 (решение
Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.07.2007 и
постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24.12.2007)
решение управления от 07.03.2007 N 05/938 об отказе в возбуждении дела признано

недействительным, не соответствующим Закону.
Приказом от 17.01.2008 N 15-ОВ антимонопольный орган возбудил дело по заявлению
ЗАО "ПКТ".
Решением УФАС от 07.05.2008 N 05-210 рассмотрение дела прекращено (статья
48 Закона) в связи с отсутствием в действиях концерна нарушения антимонопольного
законодательства: распространения ложных, неточных или искаженных сведений по
отношению к обществу. Антимонопольный орган оценил отдельные фразы указанных писем
концерна и признал, что рассылка таковых не направлена на получение преимущества в
предпринимательской деятельности и не может рассматриваться как акт недобросовестной
конкуренции (том дела I; листы 16 - 20).
Не согласившись с прекращением рассмотрения дела о нарушении антимонопольного
законодательства, общество оспорило решение управления в судебном порядке как
нарушающее его права и законные интересы, требуя официального признания совершенных в
отношении него действий неправомерными.
Суд первой инстанции удовлетворил заявление, установив обстоятельства дела,
исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, применив положения статей 4 и
14 Закона. При этом суд констатировал правовое значение определенной направленности
действий концерна и указал на неполноту и необоснованность решения управления по факту
возбужденного антимонопольного производства. Суд признал, что управлением должным
образом не исследованы взаимоотношения конкурентов с потенциальными покупателями
компьютерной техники, не дана оценка отказу ОАО "Ярославский судостроительный завод"
от заключения с обществом договора поставки компьютеров (с последующим заключением
такого договора с концерном), не выяснены причины соответствующего отказа. При этом суд
придал правовое значение не лексическому анализу отдельных фраз рассматриваемых писем
концерна, вырванных из контекста, а общему смыслу этих писем.
Кроме того, суд указал, что в ходе проверки соответствия действительности
распространенных концерном сведений о введении обществом в оборот контрафактной
продукции антимонопольный орган не установил, является ли внешний вид компьютера
объектом интеллектуальной собственности, и, если да, то кому принадлежит исключительное
право на него. Вместе с тем решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и
Ленинградской области от 31.07.2007 по делу N А56-10221/2007 оценено судом как одно
из доказательств незаконности прекращения управлением рассмотрения дела по мотиву
отсутствия нарушения антимонопольного законодательства.
Апелляционный суд не согласился с выводами суда первой инстанции, признал
правовую позицию управления обоснованной, указал на отсутствие категоричного и
наличие предположительного характера отдельных высказываний третьего лица (оценил
их как отдельные субъективные мнения и суждения, не относящиеся к фактическим
обстоятельствам). Суд апелляционной инстанции признал, что антимонопольный орган в
своем решении от 30.03.2006 N 05-19 констатировал нарушение авторского права третьего
лица со стороны заявителя. Заявитель не доказал, что концерн распространял ложные,
неточные или искаженные сведения. Распространенные сведения соответствовали
действительности, в связи с чем причина, по которой контрагенты общества отказались
от заключения договора, решающего значения не имеет. Кроме того, суд апелляционной
инстанции признал неправомерным признание судебных актов по делу N А56-10221/2007 в
качестве одного из доказательств по настоящему делу (в силу положений статьи 16, части 1
статьи 64, статьи 71 АПК РФ).
Заслушав представителей участников спора, изучив материалы дела и доводы жалобы,
суд кассационной инстанции считает правовую позицию суда первой инстанции законной
и обоснованной, отвечающей целям Закона и задачам судопроизводства в арбитражных
судах (статья 2 АПК РФ). Выводы апелляционного суда не соответствуют фактическим
обстоятельствам дела и имеющимся в нем доказательствам, основаны на их неверной оценке
(части 1 - 5 статьи 71 АПК РФ), ошибочном истолковании положений Закона (в их системном
единстве, с учетом целей соответствующего правового регулирования).
В силу пункта 1 статьи 10 Закона N 948-1 не допускается недобросовестная
конкуренция, в том числе распространение ложных, неточных или искаженных сведений,
способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его
деловой репутации.

Недобросовестная конкуренция - любые действия хозяйствующих субъектов
(группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении
предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации,
обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и
причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо
нанесли или могут нанести вред их деловой репутации (пункт 9 статьи 4 Закона).
Не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе распространение ложных,
неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему
субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации (пункт 1 части 1 статьи 14 Закона).
Целями Закона являются обеспечение единства экономического пространства,
свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской
Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования
товарных рынков (часть 2 статьи 1 Закона).
По смыслу приведенных нормативных положений противоправной и общественно
опасной признается даже сама возможность причинения убытков (вреда деловой репутации)
любыми действиями хозяйствующих субъектов, имеющими определенную направленность
и не отвечающими основам правового регулирования (принципам права). При этом оценка
направленности соответствующих действий конкурента имеет значение с точки зрения
приоритета общего контекста (общего русла) его поведения по сравнению с отдельными
поведенческими признаками. Для правильной квалификации таких действий необходимым
является системное уяснение общего на основе детального анализа частного (в единстве и
взаимной связи отдельных элементов поведения).
Суд кассационной инстанции считает, что в данном случае по делу установлена
необоснованность отраженной в оспариваемом решении правовой позиции управления,
поспешность и поверхностный характер его выводов без должного анализа ситуации,
выяснения всех фактов, имеющих значение для правильного рассмотрения дела о нарушении
антимонопольного законодательства. В связи с этим суд первой инстанции правомерно
констатировал отдельные признаки такой необоснованности, руководствуясь при этом общим
смыслом и целями Закона. Необоснованное же решение правоприменительного органа всегда
незаконно.
Вступивший в законную силу судебный акт имеет силу закона применительно к
определенным, установленным и оцененным судом правоотношениям, равно как имеет
процессуальные качества, в том числе обязательность (статья 16 АПК РФ). Вместе с тем
выводы суда и его оценка, не выступая в качестве доказательства (исходя из буквального и
узкого понимания части 1 статьи 64 АПК РФ), имеют значение для правильного рассмотрения
иных дел, связанных с ранее рассмотренным определенными фактическими обстоятельствам.
В связи с этим коллизия судебных актов в любом случае должна рассматриваться как
негативное правовое последствие, умаляющее уважительное отношение к закону и суду.
В данном случае суд первой инстанции в целом правильно воспринял результаты ранее
состоявшегося судебного разбирательства. Более того, по настоящему делу эти результаты
нашли должное подтверждение.
При таких обстоятельствах следует признать, что решение управления от 07.05.2008
N 05-210 не соответствует Закону, нарушает права и законные интересы заявителя в
экономической сфере. По делу не требуются дополнительное исследование и повторная
оценка доказательств.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 110, 286, 287 (пункт 5 части 1)
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный
суд Северо-Западного округа
постановил:
постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2009 по делу
N А56-17502/2008 отменить.
Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от
15.10.2008 по тому же делу оставить в силе.
Взыскать с Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу
в пользу закрытого акционерного общества "Промышленные компьютерные технологии" 1
000 руб. судебных расходов, понесенных в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде
кассационной инстанции.
 
ООО «МВ и Партнёры» © 2011