За более чем десятилетие работы на рынке юридических услуг городов Москвы и Санкт-Петербурга партнёры и юристы нашей компании накопили уникальный опыт в решении практических вопросов, возникающих в процессе деятельности юридических лиц.

Поручительство является одним из способов обеспечения исполнения обязательств. Это означает, что оно выполняет охранительную функцию, а сущность его заключается в совершении поручителем в пользу кредитора действий, к совершению которых обязан должник[1]. Таким образом, в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения основного обязательства, кредитор может удовлетворить свои интересы не только за счет должника, но и потребовать исполнения от поручителя.

 

Существование отношений между кредитором и поручителем ставится в зависимость от обеспечиваемого обязательства, то есть носит акцессорный характер. В результате такой зависимости от судьбы «основных» правоотношений, поручительству зачастую уделяется недостаточное внимание, можно сказать, до недавнего времени данный вид обеспечения исполнения обязательств вообще не был урегулирован с точки зрения толкования и  применения норм Гражданского Кодекса, регулирующих поручительство (§5 Гл.23 ГК РФ).

Тем не менее, вопросы, так или иначе связанные с поручительством и остававшиеся неразрешенными долгое время, привлекли к себе внимание ВАС РФ, в результате чего было издано Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 июля 2012 г. N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством", в котором суд дал достаточно подробное толкование многих проблемных ситуаций. В частности, освещены темы прекращения поручительства со смертью должника, согласия поручителя на смену должника, заключеня договора поручительства исключительно с целью изменения подсудности спора, согласия поручителя на изменение условий основного обязательства и т.д

Однако ВАС в указанном Постановлении обошел стороной один из наиболее спорных моментов, а именно существенных условий договора поручительства.

В соответствии со ст. 361 ГК РФ, «По договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части». Из данного, весьма расплывчатого, определения следует, что договором должны быть определены, как минимум, непосредственно стороны (поручитель и кредитор), должник, а также обязательство, обеспечиваемое поручительством.

Однако законодатель фактически не устанавливает существенных условий самого акцессорного договора. ВАС в Постановлении № 42 подчеркивает, что несмотря на отсутствие указания на существенные условия договора поручительства, перечисление в нем с достаточной определенностью условий основного обязательства, либо ссылка на основной договор позволяют говорить о заключенности обеспечительного договора.

Данное толкование представляется весьма узким. Нередки случаи, когда договор поручительства выступает обеспечением исполнения будущего обязательства, и заключается «вдобавок» к рамочному договору, не содержащему ни цены, ни срока, ни других обязательных условий. Тогда определить существенные условия и акцессорного договора становится невозможным. Распространенной является ситуация обеспечения поручительством договоров поставки, где цена и характеристики товара согласовываются в спецификациях и приложениях к договору. Или, например, договор факторинга, по которому размер уступаемых денежных требований будет определен впоследствии. Таким образом, при заключении договора поручительства во исполнение подобных обязательств, пределы ответственности поручителя перед кредитором фактически ничем не ограничены, и размер обязательств, по которым он будет отвечать, полностью зависит от воли сторон основного договора.

Безусловно, подобное толкование и применение норм ГК РФ является неверным и ограничивает права лица, выступающего поручителем. Чтобы избежать возникновения спорных ситуаций, необходимо признать, что пределы ответственности поручителя должны быть определены непосредственно в акцессорном договоре, будь то указание конкретной денежной суммы, порядков расчета, или процентов от цены основного обязательства. В противном же случае, если определение размера обязательств поручителя представляется невозможным, то договор следует признать незаключенным за отсутсвием в нем существенного условия.

Указанная позиция неоднократно подтверждалась и судебной практикой, в частности:

 

- Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 октября 2010 г. N ВАС-13479/10:

«…договор поручительства не содержит указание на сумму ответственности поручителя, в пределах которой он несет ответственность за неисполнение должником своего обязательства.

Поскольку в договоре поручительства не определены пределы ответственности общества "..", то есть, не согласованы обязательные условия, предусмотренные пунктом 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации..»

 

- Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 6 сентября 2011 г. N 33-28002:

 

«…ответственность поручителя не может носить предположительный характер, а договор поручительства должен содержать четкие сведения … об ответственности поручителя, а в случае обеспечения будущего обязательства - сведения о предельном размере ответственности поручителя.

С указанными выводами не может не согласиться судебная коллегия, поскольку из положений ст. 361 ГК РФ следует, что для заключения договора поручительства в любом случае должно быть индивидуализировано обязательство, по которому поручительство предоставлено, основание возникновения обязательства, стороны и размер задолженности, а применительно к обязательствам, которые возникнут в будущем, должен быть указан максимальный размер обязательства, за которое несет ответственность поручитель. Иное толкование позволяло бы возложить на поручителя неограниченный размер ответственности за третье лицо без выражения его прямой воли, что противоречит основным началам (принципам) гражданского права.

Из анализа договоров поручительства и договора поставки невозможно установить размер обязательства, за исполнение которого отвечают ответчики, а также предельный размер их ответственности перед истцом, поскольку заключенные договора поручительства содержат только ссылку на договор поставки, в котором отсутствуют сведения об объеме поставляемого товара, его цене, количестве, а последующее получение претензий от поставщика, указывающие на объем поставки, количество товаров и его цену, по мнению судебной коллегии, не свидетельствует о заключенности договора поручительства, поскольку при отсутствии явно выраженной воли поручителей о размере обязательства, по которому дается поручительство, теряет свою силу, предусмотренная ч. 1 ст. 367 ГК РФ гарантия защиты прав поручителей по причине неопределенности возможных последствий принимаемых обязательств, а как следствие ведет к неопределенности и нестабильности гражданских правоотношений.

 

- Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа
от 27 марта 2007 г. N А13-5503/2006:

 

признавая незаключенным дополнительное соглашение к договору поставки… суд первой инстанции правильно исходил из отсутствия в спорном дополнительном соглашении конкретного объема обязательств поручителя, а равно отсутствия предмета договора поручительства и, как следствие, отсутствия правовых последствий для удовлетворения требований. Апелляционная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции.

…оспариваемый договор поручительства не содержит предмета договора. Ссылка в нем на договор поставки … не означает, что стороны определили конкретный объем обязательств поручителя.

В то же время при отсутствии в договоре поручительства конкретной суммы, в пределах которой поручитель отвечает по обязательствам третьего лица, нельзя сделать вывод о наличии предмета договора. Ссылка в договоре поручительства на договор поставки возможна лишь при условии определения в договоре поручительства суммы, в пределах которой поручитель несет ответственность.

При таких обстоятельствах суд первой и апелляционной инстанций сделал правильный вывод о недостижении сторонами соглашения по существенному условию договора.

 

- Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 мая 2012 г. N 13АП-5261/12:

 

«В представленном суду договоре поручительства отсутствует конкретный объем ответственности поручителя, т.е. сумма, в пределах которой ООО "…" отвечает по обязательствам третьего лица, несмотря на то, что поручитель должен нести ответственность только на известных ему условиях. Его ответственность не может быть предположительной.

При отсутствии в договоре поручительства конкретной суммы нельзя сделать вывод о наличии предмета договора.

Ссылка в договоре поручительства на договор поставки и на его условия не означает, что стороны определили конкретный объем обязательств поручителя. Лишь при условии определения в договоре поручительства суммы, в пределах которой поручитель несет ответственность, возможна ссылка в договоре поручительства на договор поставки.

 

 

Очевидно, что суды как арбитражные, так и общей юрисдикции ставят под сомнение заключенность договора поручительства при отсутствии пределов ответственности поручителя.

 

В то же время, Постановление № 42 также предлагает и вариант решения данной дилеммы. В соответствии с п.16, в случае изменения условий основного обязательства, поручитель отвечает на первоначально согласованных условиях. Таким образом, если на момент заключения договора поручительства пределы ответственности поручителя были не определены, то в случае последующего согласования размера обязательств, к нему возможно предъявить требования лишь в изначально установленном объеме, который фактически сводится к нулю.

 

Необходимо отметить, что указанный пункт, с другой стороны, имеет и негативный для поручителя смысл. Ст. 367 ГК РФ установлено, что при ухудшении положения поручителя вследствие изменения положений основного обязательства, поручительство прекращается. ВАС же принимает на себя роль законодателя и буквально обходит нормы ГК РФ, утверждая, что само по себе изменение условий основного договора еще не ставит поручителя в менее выгодное положение, и, значит, обеспечение исполнения обязательства прекращаться не должно. Данная позиция противоречит презумпции добросовестности участников гражданского оборота, ставя поручителя в зависимое от воли кредитора и должника положение.

 

В целом же, ВАС РФ занял позицию, кардинально отличающуюся от многолетней судебной практики, которая в большинстве своем выступала в рассмотренных ситуациях на стороне поручителя. С одной стороны, новая трактовка норм ГК РФ связана с тем, что поручительство как одно из наиболее популярных средств обеспечения исполнения обязательств все чаще исключительно номинальная мера, реально не способная обеспечить интересы кредитора,  а также как способ изменения подсудности спора. Видимо, подобным толкованием суд придает институту поручительства большую стабильность, однако только практика покажет эффективность нового подхода.

 

 

Юрист компании МВ и Партнеры

Александра Усманова  



[1] Гражданское право: учебник: в 3 т. Т. 1. / Е.Н. Абрамова, Н.Н. Аверченко, Ю.В. Байгушева [и др.] под ред. А.П. Сергеева. - М.: "РГ Пресс", 2010.

 
ООО «МВ и Партнёры» © 2011