За более чем десятилетие работы на рынке юридических услуг городов Москвы и Санкт-Петербурга партнёры и юристы нашей компании накопили уникальный опыт в решении практических вопросов, возникающих в процессе деятельности юридических лиц.

Обращение в третейский суд - один из альтернативных способов защиты гражданских прав, весьма часто применяемый в гражданско-правовых спорах.

В основе института третейского разбирательства лежит идея автономии сторон в установлении условий договора, а также признание равенства участников гражданского оборота.  В целом, третейское судопроизводство призвано упрощать судебный процесс частным субъектам имущественного оборота, где разрешение споров вполне может осуществляться путем общественного саморегулирования. Баланс же частных и публичных интересов достигается соблюдением третейскими судами законодательно установленной и регламентированной процедуры.

По устоявшемуся мнению, третейское разбирательство применяется, как правило, в области предпринимательских отношений между юридическими лицами. Однако, принятый в 2002 году ФЗ «О третейских судах в РФ» включил в список возможных участников третейского производства и частных лиц. Более того, исходя из положений ч.2 ст.1 указанного Закона, по соглашению сторон третейского разбирательства в третейский суд может быть передан любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом. Таким образом, сфера общественных отношений, подведомственных третейским судам, весьма обширна.

Тем не менее, компетенция третейских судов ограничена в отношении публичных правоотношений. В связи с этим возникают сложности при определении предметной подведомственности третейским судам и некоторых сфер частного сектора. Множество дискуссий вызывала возможность рассмотрения ими споров в отношении недвижимого имущества, в частности, о признании права на недвижимое имущество, об обращении взыскания на недвижимость, заложенную по договору об ипотеке, о государственной регистрации прав на основании решений третейских судов. К отношениям, связанным с возникновением, изменением и прекращением прав на недвижимое имущество, государством предъявляются особые требования, в том числе, государственная регистрация прав. В связи с этим, полномочия третейского суда по рассмотрению дел о недвижимом имуществе, а также возможность возбуждения процедуры обращения взыскания на заложенное недвижимое имущество и регистрации прав на недвижимость на основании его решений, подвергались критике со стороны, в частности, и Высшего арбитражного суда. По мнению ВАС, изложенному в жалобе в Конституционный Суд РФ, указанные полномочия приводят к отождествлению понятий третейского и государственного суда,  и, соответственно, к подмене судебного акта актом третейского суда.

В результате, 26 мая 2011 года Конституционным Судом было вынесено Постановление, поставившее точку в данных дискуссиях. Суд установил, что решения третейских судов подлежат исполнению не только участниками разбирательства, но и порождают основания для иных лиц совершать юридически значимые действия. Так, ст. 28 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» закрепляет обязанность регистрирующего органа совершить действия по регистрации прав, установленных решениям суда общей юрисдикции, арбитражным и третейским судом, тем самым юридические последствия, возникающие из решений третейского суда, приравниваются к последствиям вынесения решения государственным судом.

Суд разъяснил, что спорам о недвижимости ошибочно придается публично-правовой характер, так как государственная регистрация права является лишь «признанием со стороны государства публично-правового интереса в установлении принадлежности недвижимого имущества конкретному лицу, чем обеспечивается защита прав других лиц, стабильность гражданского оборота и предсказуемость его развития». В то же время, суд подчеркнул, что публично-правовой характер споров, предопределяющий невозможность передачи их на рассмотрение третейского суда, определяется отнюдь не видом спорного имущества, а спецификой возникших между сторонами отношений и составом участников разбирательства. Необходимость государственной регистрации подчеркивает особое внимание, уделяемое государством данному виду имущества, который выпадает из сферы контроля исключительно частных субъектов и регулируется государством при каждом новом юридически значимом действии. Фактически же регистрация призвана придать соответствующую силу правоустанавливающим документам и выступает формальным условием последующей защиты (в том числе и судебной) прав лица, возникающих из договорных отношений, предметом которых является недвижимое имущество. При этом она никак не влияет на гражданско-правовое равенство участников оборота, автономию воли и свободу договора. Исходя из вышеизложенного, обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним сама по себе не может признаваться обстоятельством, исключающим соответствующие споры из подведомственности третейских судов.

Что же касается принудительного исполнения решений третейского суда, в постановлении также содержится интересная правовая позиция. Добровольное исполнение решений третейского суда является надлежащим исполнением сторонами заключенного договора, где они предусмотрели подведомственность возникающих споров третейскому суду и обязательность выносимых им решений. В случае когда участники спорно правоотношения уклоняются от выполнения требований суда, решение подлежит принудительному исполнению по соответствующим правилам. В соответствии с положения Закона «Об ипотеке» от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ, решения суда в отношении заложенного имущества может либо повлечь выдачу исполнительного листа на принудительное обращение взыскания, либо в случае добровольного исполнения решения - проведение открытого аукциона, по результатам которого могут перейти права на заложенную недвижимость. Конституционный суд подчеркнул, что само по себе решение третейского суда не влечет непосредственного перехода прав на заложенное имущество. Таким образом, разрешение спора об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество в порядке третейского производства, не должно рассматриваться как нарушение гарантий прав собственности, установленных Конституцией РФ.

Более того, возможностью принудительного исполнения решений третейского суда обладает только после прохождения экзекватуры, что предполагает проверку решения на предмет надлежащего формирования состава суда, соблюдения им всех процессуальных гарантий прав участников, правильного применения норм материального права. Такая проверка осуществляется государственным судом в установленном законом порядке. Суд может отказать в выдаче исполнительного листа, если третейское разбирательство проходило с нарушением указанных правил.

Таким образом, системное изучение и толкование норм законов «О третейских судах в РФ», «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», «Об ипотеке» позволяет сделать вывод о том, что передача споров о недвижимости на рассмотрение третейскими судами не противоречит принципам формирования судебной системы, не вмешивается в сферу публично-правовых отношений и не нарушает гарантии прав лиц на судебную защиту. 

 
ООО «МВ и Партнёры» © 2011